УДК 539.165; 539.17

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ GĦ/CK-ФИЗИКА: ОРТОПОЗИТРОНИЙ И ХОЛОДНЫЙ ЯДЕРНЫЙ СИНТЕЗ

Левин Борис Михайлович
Пенсионер
кандидат физико-математических наук
ИХФ им. Н.Н.Семенова РАН (Москва, 1964-1987) – Договор о творческом содружестве между ИХФ и ЛИЯФ (ныне ПИЯФ РАН) им. Б.П.Константинова (Москва-Гатчина, 22.10.1984-3.02.1986) – ФТИ им. А.Ф.Иоффе РАН (Санкт-Петербург, 2005-2007)

Аннотация
Феноменология дополнительной Għ/ck-физики позволяет интерпретировать парадоксальное отсутствие ортопозитрониевой компоненты временных спектров аннигиляции бета-распадных позитронов (22Na) в конденсированных состояниях дейтерия (D2) по сравнению с протием (H2), как проявление ядерного синтеза. На этой же основе представлен демонстрируемый в последнее время эффект избыточной энергии в системе никель-водород.

Ключевые слова: дополнительная физика, ортопозитроний, позитронный бета-распад ядер, топологический квантовый переход, холодный ядерный синтез


ADDITIONAL GĦ/CK-PHYSICS: ORTHOPOSITRONIUM AND COLD NUCLEAR FUSION

Levin Boris Mikhailovich
Retired
Cand. Sc. (Phys. & Math.)

Abstract
An Additional Għ/ck-Physics phenomenology allow to interpret a paradoxical absence of the orthopositronium component in the lifetime spectra of the annihilation of beta-decay positrons (22Na) in condensed states of Deuterium (D2) compared to Hydrogen (H2), as a process of nuclear fusion. On this basis, the recently demonstrated effect of excess energy in nickel-hydrogen system is submitted.

Keywords: Additional Physics, cold nuclear fusion, orthopositronium, positron beta-decay of the nuclei, topological quantum transition


Рубрика: Физика

Библиографическая ссылка на статью:
Левин Б.М. Дополнительная Għ/ck-физика: ортопозитроний и холодный ядерный синтез // Исследования в области естественных наук. 2013. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://science.snauka.ru/2013/06/5146 (дата обращения: 01.05.2017).

Как известно, современная Стандартная Модель физики (СМ) – это физика «внутри» светового конуса (-физика). Области пространства-времени «снаружи» светового конуса в теории относительности определены как нефизические. В релятивистской квантовой теории поля появляются дополнительные перспективы – в динамике и теории информации (физический наблюдатель). Эта работа уже ведётся, и обосновано её представление, как расширение СМ, на базе наблюдений аномалий временных спектров аннигиляции -распадных позитронов (ортопозитрония/-o-Ps) от 22Na

в газообразном неоне (-задержанные совпадения; – ядерный гамма-квант/«старт», – один из аннигиляционных гамма-квантов/«стоп»: «эффект Мёссбауэра» в газе [1]) – представление дополнительной
-
физики 1[2,3].

Расширение гамильтоновой динамики в дополнительной -физике
достигается путём включения гамильтоновых циклов на основе суперантиподной симметрии (смещение частицы в пространстве/«сдвиг» в результате последовательных суперпреобразований – «от фермиона к бозону и вновь к фермиону» [6, с. 149]: от фермиона на фоне вакуумоподобного состояния вещества/ВСВ к бозону – в зазеркалье…[2,3]), определяет атом дальнодействия и его ядро в конечном состоянии топологического квантового перехода (в частности, для -распада типа ), – как макроскопическую двузначную () пространственно-подобную (кристаллоподобную) структуру.

Невозможное в СМ может стать реальным в «СМ + дополнительная
-
физика»: вероятность элементарного процесса, вычисленного в СМ, умножается на макроскопический фактор усиления, значение которого необходимо обосновать, исходя из связи рассматриваемого процесса со структурой атома дальнодействия.

Первый успех развитой в феноменологии дополнительной -физики – объяснение наблюдавшихся аномалий аннигиляции -распадных позитронов (-o-Ps – от 22Na) в газообразном неоне при нормальной температуре
изотопной аномалии»/«эффекта Мёссбауэра» в газе) и вычисление вклада дополнительной моды . Вероятность одноквантовой моды аннигиляции с участием нейтрального суперсимметричного бозона спина-1, вычисленная в рамках СМ
(«внутри» светового конуса), в дополнительной -физике («снаружи» светового конуса)

определяется фактором усиления – числом «узлов»/ячеек ядра атома дальнодействия : , что согласуется с экспериментом [2,3].

К тому же, постулирование статуса
физического наблюдателя означает принципиальный вклад в теорию информации.

Определившийся уже успех феноменологии расширенной гамильтоновой динамики, инициированный наблюдением временных аномалий -ортопозитрония (и их специфического проявления [7-9]), позволяет продолжить рассмотрение на этой основе эффектов холодного ядерного синтеза (ХЯС), наблюдавшихся с конца 1980-х.

Прототипом предмета этих поисков – новых проявлений ХЯС, в известной мере, служит -катализ.

Известно, что в
-катализе двуцентровой молекулярный ион
(
dдейтрон) с мюоном (-мезоном) вместо электрона на связывающей орбитали, с высокой вероятностью превращается в одноцентровой составной ион

вследствие превышения на два порядка массы мюона и сближения ядер в молекуле на расстояние (см), когда они могут эффективно взаимодействовать за счёт сильного (ядерного) взаимодействия вплоть до слияния с выделением энергии в результате фрагментации возбуждённого состояния с образованием энергичных заряженных частиц (3
He, T, p) и нейтрона (n). Если при этом с высокой вероятностью освобождается -мезон, он может инициировать некоторое число (Xc – ограниченное, поскольку -мезон нестабилен с временем жизни с) таких актов ядерного синтеза (катализ).

Хотя для генерирования самих -мезонов необходим ускоритель высокой энергии, достаточной для производства -мезонов (~ ГэВ) с последующим их распадом , всё же описанный процесс трансформации мезомолекулярного иона является реальным процессом холодного ядерного синтеза (первоначально высокоэнергичные -мезоны термализуются в реакторе), о чём неоспоримо свидетельствует и резонансная зависимость скорости процесса синтеза от температуры с максимумом в диапазоне 300-400 K [10,11].

«На основании полученных результатов можно сделать вывод, что достижимого в традиционном мюоном катализе числа циклов
Xc
~ 150 недостаточно для применения этого явления в энергетике <…> » [11].

1. От -катализа к mU-катализу 2.

1.1. Сопоставление холодного ядерного синтеза с ортопозитронием кажется парадоксальным:

«Позитроний, связанное состояние электрона и позитрона, является чисто лептонным состоянием, свободным от сколько-нибудь заметных адронных эффектов и эффектов слабых взаимодействий» [12].

Всё же вызывает удивление и интерес отсутствие
долгоживущей компоненты, обязанной аннигиляции во временных спектрах позитронов в жидком и твёрдом дейтерии [7], если это сопоставить с данными тех же авторов для водорода [8,9], где наблюдается, поскольку исчезающе малое различие условий образования позитрония в H2 и D2 обусловлено небольшим изотопическим сдвигом (10–4 -10–3).

Парадокс может быть преодолён дополнительной -физикой: условия конденсированных состояний дейтерия (твёрдый – 13 K, жидкий – 20,4 K) близки к состоянию квантового кристалла с высокой амплитудой нулевых колебаний молекул D2 в кристалле (параметр де Бура H2 ~ 0,3) и сравнительно высокой подвижностью молекул в жидкости. Это может объяснить достаточно эффективное обменное -взаимодействие ядра атома D(pn) в молекуле D2 с «узлом» ядра атома дальнодействия и синтез

[14]

(в конечном состоянии топологического квантового перехода), где – связывающий электрон, топологическая (эффективная) масса которого может достигать значения
3.

Отсутствие долгоживущей ортопозитрониевой компоненты временных спектров в твёрдом и жидком дейтерии тогда можно объяснить тушением его атомарным дейтерием в «шпуре» при радиолизе конденсированного дейтерия заряженными продуктами ядерного синтеза dd (3He, T, p), уносящими среднюю суммарную энергию около 2,5 МэВ на один акт или энергичной однократно заряженной -частицей (4He+) [14]. Тушение
достаточно высокой концентрацией атомарного дейтерия, который образуется в «шпуре» и может накапливаться в конденсированном дейтерии за время подготовки эксперимента и регистрации временнóго спектра аннигиляции позитронов происходит по механизму
химической реакции и орто-пара-конверсии ортопозитрония в короткоживущий парапозитроний.

Приоритет процесса [14] в предполагаемом катализе ядерного синтеза с участием , в отличие от -катализа, в котором возбуждённое состояния фрагментируется по двум каналам, установлен в этой первой постановке эксперимента для проверки идеи. Для верификации -катализа в целом, использованная в работе [14] методика оказалась недостаточной. В [15] предложен более чувствительный экспериментальный метод.

1.2.
mU-катализ, как модель процессов в проекте E-Cat А.Росси-С.Фокарди.

Результат длительного поиска, стимулированного первыми сообщениями С.Е.Джонса и М.Флейшмана-С.Понса о наблюдении эффектов холодного ядерного синтеза (1988), в 2011 году представлен демонстрацией Андреа Росси катализатора энергии (E-Cat) в университете Болоньи [16].

С позиций дополнительной -физики и mU-катализа можно предположить, что А.Росси обнаружил наиболее эффективные на сегодня условия извлечения избыточной энергии в уникальной системе никель-водород. Подобная система, но производящая меньше энергии, ранее уже была описана С.Фокарди и др. [17].


В чём же уникальность этой пары –
Ni (порошок) и H2 (газ)?

Привлечение дополнительной -физики и mU-катализа к рассмотрению этих реакций возможно в предположении, что решающее значение для объяснения наблюдающегося выделения энергии в устройстве проекта E-Cat имеет двухатомная молекула моногидрида никеля (NiH), если она эффективно образуется, когда диспергированный никель помещён в атмосферу газообразного водорода при повышенном давлении в условиях электрического разряда.

Понятно, что основа любых обсуждений доступной пока информации проекта E-Cat – это энергетический баланс предполагаемой А.Росси и С.Фокарди реакции слияния стабильных ядер никеля (58Ni, 60Ni, 61Ni, 62Ni, 64Ni) c протоном (1p) с образованием ядер меди (59Cu, 61Cu, 62Cu, 63Cu, 65Cu).

Энергетический баланс Q ядерной реакции A(a,b)B

A + aB + b

определяется дефектами масс MAMa, MB
и Mb

Q = (MA + Ma) – (MB + Mb).

Здесь – это реакция

Ni + p → *Cu

с участием изотопов Ni и Cu


Несмотря на положительный баланс энергии (Q > 0) для всех пар изотопов Ni-Сu, эта реакция в СМ не идёт в силу закона сохранения импульса, поскольку не может быть реализована избыточная энергия конечного возбуждённого ядра *Cu в отсутствии ядра отдачи b. Присутствующие в процессе ядерной трансформации электроны молекулярной орбитали (и электроны остова атомной оболочки Ni) не могут эффективно исполнить эту роль из-за большого различия констант сильного (~ 1) и электромагнитного (@ 1/137) взаимодействий.

Это похоже на аннигиляцию свободного o-Ps (нечётное число -квантов), где отсутствие одноквантовой моды


обусловлено законом сохранения импульса. В дополнительной -физике одноквантовая аннигиляция идёт в присутствии «стенки» U+U

.

В дополнительной -физике, в mU-катализе роль «стенки», реализующей сохранение импульса в выходном канале реакции в присутствии -o-Ps,
выполняет некомпенсированная в поле тяготения пространственноподобная структура ВСВзазеркалье (U+U)


или


в зависимости от того протон ядра Ni или протон p молекулы гидрида никеля NiH связываются с U+ в обменном взаимодействии с протоном-квазичастицей решётки в «узле» ядра атома дальнодействия.

Ранее предположено в рамках дополнительной -физики, что связывание возбуждённого ядра 22*Ne(2+) с решёткой (U+U) сдвигает уровень на 16,75 кэВ, что обусловлено углублением потенциальной ямы ядерного взаимодействия [18]. На этом основании в феноменологии mU-катализа появляется возможность дополнительного механизма энерговыделения, хотя в отсутствии полной информации надёжно количественно определить его пока невозможно.

Возможность дополнительного механизма энерговыделения следует из сообщения, что в отработанном «топливе», по сравнению с исходным его составом, кроме меди (10%) присутствуют железо (11%), хотя в авторской заявке патента железо не упоминается [16].

Рассмотрим для каждого стабильного изотопа никеля синтез с учётом фактора усиления (~ ) ядра Ni с протоном (p) в моногидриде никеля NiH в присутствии -o-Ps, подобно синтезу 4He из D2 .

Для несимметричной двухатомной молекулы возможны два принципиально различных варианта связывания при обменном взаимодействии протона в составе ядра Ni с протоном-квазичастицей решётки U+, либо «молекулярного» протона с протоном-квазичастицей :

с ядром 58Ni


и связывание «молекулярного» протона с решёткой в «синглетное состояние» , так что при сближении ядра Ni в молекуле NiH в присутствии -o-Ps энергетически более выгодным становится не синтез *Cu, а дополнительный механизм энерговыделения в результате стимулированного
двупротонного распада/«2р-распад», обусловленного обменным взаимодействием -пары с коррелированной парой протонов p­p в ядре Ni


Как понятно, предполагаемый механизм «2р-распада» ядра 58Ni в mU-катализе похож, но принципиально отличен от предсказания акад. В.И.Гольданским двупротонного распада нейтроннодефицитных ядер [19], которое в последнее десятилетие получило экспериментальное подтверждение на обновлённой теоретической основе [20].

При оценке энергетического баланса «2р-распада»
можно допустить, как это видно из приведённой выше записи процесса, что углубление потенциальной ямы ядерного взаимодействия за счёт связи с решёткой (U+U) приведёт к возможности существования метастабильного состояния
3Li (трипротон), поскольку вероятность проникновения через кулоновский барьер ядра определяется экспоненциальным коэффициентом прохождения барьера

,

где М приведённая масса частиц, и при этом достаточно углубление U(r) всего на 20 кэВ, тем более что существование трёхпротонного резонанса предсказывается и в обычных условиях (СМ) [21].

На теорию трёхнуклонных резонансов [21], в числе других работ, есть ссылка и в обзоре [22]. Авторы резюмируют: «…всё ещё сохраняется оценка 1987 г., что нельзя сделать надёжное утверждение <…> о существовании тринейтрона или трипротона».

Но связь с решёткой U+U может значительно увеличить время жизни 3Li (трипротон)
и
определить дополнительный механизм энерговыделения, обусловленный кулоновским расталкиванием освобождённых протонов

.

Что касается прямой эмиссии 2He (дипротона), то выяснение этого вопроса в эксперименте планируется [20]. Поэтому не исключено, что распад 3Li может быть двухстадийным

,

с добавлением в энерговыделение кулоновского расталкивания p и 2He.

Аналогично, со специфическими особенностями, может быть представлен этот механизм связывания и для изотопов 60Ni, 61Ni, 62Ni и 64Ni:

с ядром 60Ni


и «молекулярным» p

;

с ядром 61Ni


и «молекулярным» p

;

с ядром 62Ni


и «молекулярным» p

;

с ядром 64Ni


и «молекулярным» p

.

Итак, к усредненному энергетическому выходу реакций синтеза


(с учётом процентного содержания каждого стабильного изотопа никеля)

МэВ

добавляется с весом ~ 70 % сравнительно небольшая энергия «2р-распада»

58Ni → 56Fe (0,380 МэВ)

МэВ.

2p-распады других изотопов никеля не идут вследствие Q < 0:

60Ni → 58Fe (2,495 МэВ),

61Ni → 59Fe (3,558 МэВ),

62Ni → 60Fe (5,308 МэВ)

и

64Ni → 62Fe (8,168 МэВ)

с компенсацией

62Fe → 62Co (2,574 МэВ),

62Co → 62Ni (5 МэВ).

Добавляется ещё энергия разлетающихся протонов, поскольку потенциальная энергия коррелированного дипротона в ядре
при его освобождении превращается в кинетическую энергию протонов под действием кулоновского отталкивания на фоне ложного вакуума (ВСВзазеркалье) конечного состояния -распадов


[23].

Итак, возможно, что дополнительный вклад энерговыделения в реакторе проекта E-Cat, наряду с синтезом изотопов Cu, включая и стабильные изотопы 63Cu и 65Cu 4, даёт дезинтеграция ядер стабильных изотопов Ni в результате их 2p-распадов, которые стимулируются обменным взаимодействием -«пары» с коррелированной парой протонов
в ядрах изотопов
Ni, с выходом железа (стабильные изотопы 56Fe и 58Fe).

Необходимо также учесть связывание молекулы H2 с «ядром», поскольку эффект избыточного энерговыделения в демонстрациях проекта E-Cat происходит в условия, когда диспергированный никель находится в атмосфере водорода повышенного давления [16], т.е. концентрация H2 в газе преобладает. В этом случае mU-катализ способствует преодолению кулоновского барьера с образованием метастабильного 2He. В последующем развале

2Hep + p

выделяется энергия ~ 1-1,5 МэВ кулоновского расталкивания протонов.

Суммарный энергетический выход каждого акта mU-катализа определяется соответствующими значениями Q > 0 и парциальными факторами усиления, а течислами заполнения «узлов» в «ядре» решётки U+U, связыванием молекулы NiH (одним из двух рассмотренных вариантов) и H2 соответственно,


и .

Поиск и анализ табличных данных обнаружил, что наряду с процессом , связывание ядра 58Ni (68,27%) в молекуле 58NiH c решёткой U+U за счёт обменного -взаимодействия может стимулировать двойной -распад с Q @ 2 МэВ («-распад»), т.е.


или

(майорановское нейтрино);

это – уникальная возможность: ни с одним из других изотопов никеля процесс «-распада» не проходит, поскольку соответствующие значения Q < 0. Такую возможность появления позитронов в устройстве E-Cat также необходимо учитывать.

  1. О моногидриде никеля NiH

Анализ табличных данных показывает, что рассмотрение в контексте mU-катализа большинства двухатомных молекул, существующих в газовой фазе – из атмосферного воздуха (N2, O2, следы H2) или получаемых классическими методами в лаборатории (D2 5, F2, HF, Cl2, HCl, HBr, HI, NO, CO), не порождает контраргументов к предложенной феноменологии трансформации молекулы NiH: в предполагаемых продуктах синтеза для всех стабильных изотопов элементов, входящих в состав двухатомных молекул, отсутствуют -распады типа
6.

Экзотическая молекула, моногидрид никеля NiH [24] – уникальная двухатомная молекула, реализующая необходимые и достаточные условия mU-катализа.

Молекула обнаружена впервые спектроскопически в пламёнах [25]. Через четверть века молекула была синтезирована в условиях газового разряда (см. обзор [26]). Проблема синтеза NiH по-прежнему актуальна и через три четверти века [27].

Представим последовательно стадии участия молекулы NiH из газовой фазы в процессе mU-катализа:

  • на стадии разгона устройства E-Cat затравочная решётка
    U+U может генерироваться небольшой активностью (следы) радиоактивной соли 22NaCl 7 (с периодом полураспада Т1/2
    ~ 2,7г.), что реализует в последующем самоподдерживающийся процесс, поскольку появление и образование в объёме устройства -
    o-Ps обеспечивается идущими на решётке U+U-распадами 59Cu, 61Cu и 62Cu, среди которых с большим весом представлены -переходы типа [23];
  • в системе, содержащей высокодисперсный никель в атмосфере водорода, в газовом разряде синтезируется моногидрид никеля NiH, стабилизированный в газовой фазе, и происходят все рассмотренные процессы с выделением избыточной энергии.

Пока отсутствуют объективное и детальное описание физических условий демонстраций E-Cat [16].

Предложенные здесь механизмы с участием и -o-Ps с необходимостью сопровождаются характеристической -линией 0,51 МэВ и полосой -излучений (0,34-0,51) МэВ.

Если последующие наблюдения исключат эти характеристические излучения (здесь пока не обсуждается вопрос об излучениях, сопутствующих обычно процессам трансформации атомных ядер), то в качестве альтернативного механизма может быть рассмотрено участие магнитного монополя (дополнительная версия [2]) в конечных состояниях топологических квантовых переходов, поскольку пауза тока в газовом разряде также может реализовать топологический квантовый переход/ТКП и генерировать решётку U+U
[28].

Заключение

Объяснение отсутствия долгоживущей компоненты времени жизни -o-Ps в конденсированных состояниях дейтерия (D2) при наблюдении её в тех же условиях в протии (H2) было представлено ранее как прикладной аспект дополнительной -физики [14,15], когда её феноменология ещё не была завершена. Эта было стимулировано первыми сообщениями С.Е.Джонса и М.Флейшмана-С.Понса. В последующем на той же основе были рассмотрены эксперименты Л.И.Уруцкоева с сотр. по трансформации атомных ядер при электрическом взрыве проводников в воде (см. [28]).

Здесь, на базе уже завершённой феноменологии дополнительной
-физики [2,3], представлены обоснования сценариев реализации новой физики в демонстрациях проекта E-Cat [16].

Подобно тому, как феноменология дополнительной
-физики стимулирована аномалиями при наблюдении временных спектров аннигиляции позитронов (ортопозитрония) для уникальной связки «22Na-неон/газ (~ 9% 22Ne: "эффект Мёссбауэра" в газе

[1])», представленная феноменология mU-катализа [14,15] стимулирована наблюдением временных аномалий -o-Ps при сопоставлении экспериментальных данных для D2 и H2 [7-9].

_________________________________

* E-mail: bormikhlev@yandex.ru

1 Переименование обосновано Проектом experimentum crucis для верификации дополнительной
-
физики и тем, что постоянная Больцмана k входит в мировые постоянные (Стефана-Больцмана, Хаббла), как «чётным образом» (см. [3]: http://science.snauka.ru/2013/01/3281); кроме того, в последнее десятилетие сформулирована -динамика [4], что открывает возможность обоснования «вертикальных» осцилляций лептонов и -o-Psзазеркалье, в условиях топологического квантового перехода) на планковском масштабе [5].

2
mUmirror Universe/зеркальная Вселенная (ВСВзазеркалье) [3].

3 Интересно, что суперсимметричные теории частиц (но «внутри» светового конуса) предсказывают существование массивных, отрицательно заряженных, несильновзаимодействующих частиц Х. Ранее уже обсуждалась возможная роль таких частиц в катализе холодного ядерного синтеза [13].

4 Предполагается, что наблюдаемое содержание меди в контрольном образце [16] обусловлено этими стабильными изотопами.

5 Вытекающая из наблюдений при криогенных температурах [7-9] возможность синтеза стимулировала все последующие обсуждения возможности трансформации ядер в присутствии (-o-Ps) [14,15].

6 За исключением 14N 16O

30
P(1+:
; 2,498 мин) → 30Si (0+,2+). Но молекула NO тушит ортопозитроний по механизму орто-пара-конверсии, а в отсутствии -o-Ps такой синтез не реализуется.

7 «Катализатор» (см. [16]).


Библиографический список
  1.  Левин Б.М., Коченда Л.М., Марков А.А., Шантарович В.П. Временные спектры аннигиляции позитронов (22Na) вгазообразном неоне различного изотопного состава. ЯФ, т.45(6), с.1806, 1987;Levin B.M., Kochenda L.M., Markov A.A., and Shantarovich V.P. Time spectra of annihilation of positrons (22Na) in gaseous neon of various isotopic compositions. Sov. J. Nucl. Phys., v.45(6), p.1119, 1987.
  2. Левин Б.М. Начало вселенной, звёздное небо и физический наблюдатель.  Междисциплинарное исследование. «Нестор-История», СПб., 2009.
  3. Левин Б.М. О дополнительной физике «снаружи» светового конуса. I. (Additional Physics outside light cone. I.)  http://science.snauka.ru/2012/08/993; О дополнительной физике «снаружи» светового конуса. II. (AdditionalPhysicsoutsidelightcone. II.) http://science.snauka.ru/2012/09/1396; О дополнительной физике «снаружи» светового конуса. III. (Additional Physics outside light cone. III.) http://science.snauka.ru/2012/10/1545; About extension of the Standard Model of Physics. http://science.snauka.ru/2013/01/3279; О расширении Стандартной Модели физики. http://science.snauka.ru/2013/01/3281; О токе смещения М.Планк/Дж.Стони-объединения физических зарядов. (Concerning displacement currentM.Planck/G.Stoney-unification of the physical charges. Gravitation, as a uniting field). http://science.snauka.ru/2013/05/4936
  4. Суханов A.Д., Голубева О.Н. К квантовому обобщению равновесной статистической термодинамики. ТМФ, т.160(2), с., 2009; Sukhanov A.D. and Golubjeva O.N. -Dynamics as Some Generalization of Equilibrium Quantum Statistical Mechanics. Physics of Particles and Nuclei (ЭЧАЯ), v.41(7), p.2017, 2010.
  5. Прохоров Л.В. О физике на планковских расстояниях. Пространство как сеть. ЭЧАЯ, т.38(3), с.696, 2007; О физике на планковских расстояниях. Струны и симметрии. ЭЧАЯ, т.43(1), с.4, 2012.
  6. Фридман Д., Ван Ньювенхёйзен. Супергравитация и унификация законов физики. УФН, т.128(1), с.135, 1979.
  7. Liu D.C. and Roberts W.K. Free-positron annihilation mean life in diatomic and rare gases in liquid and solid states. Phys. Rev. v.132(4), 1633, 1963.
  8. Liu D.C. and Roberts W.K. Positron annihilation in condensed gases. Phys. Rev. v.130(6), 2322, 1963.
  9. Hogg B.C. and Laidlaw C.M., Goldanskii V.I. and Shantarovich V.P. TABLE OF POSITRON ANNIHILATION DATA. Atomic Energy Review, v.6(1), pp.167, 173, Vienna, 1968.
  10. Герштейн С.С., Петров Ю.В., Пономарёв Л.И. Мюонный катализ и ядерный бридинг. УФН, т.160(8), с.3, 1990..
  11. Меньшиков Л.И., Сомов Л.Н. Современное состояние мюонного катализа ядерных реакций синтеза. УФН, т.160(8), с.47, 1990.
  12. Westbrook C.I., Gidley D.W., Conti R.S., and Rich A. Precision measurements of the orthopositronium vacuum rate using the gas technique. Phys. Rev., v.A40(10), p.5489, 1989
  13. Ioffe B.L., Okun L.B., Shifman M.A., Voloshin M.B. Heavy Stable Particles and Cold Catalysis of Nuclear Fusion. Acta Phys. Pol., v.B12, p.229, 1981.
  14. Левин Б.М., Соколов В.И., Хабарин Л.В., Юденич В.С. Сравнительные измерения изотопного состава микроследов гелия в дейтерии после облучения позитронами (22Na). ЯФ, т.55(10), с.2604, 1992.
  15. Kotov B.A., Levin B.M., Sokolov V.A. On the Possibility of Nuclear Synthesis During Orthopositronium Formation by -Decay Positrons in Deuterium. Progress in Physics, v.3, p.21, 2007; http://www.ptep-online.com
  16. КатализаторэнергииРосси. Википедия, 25 января 2011 - 25 мая 2013. Energy Catalyzer. Wikipedia, 25 January 2011 - 29 May 2013.
  17. Focardi S., Habel R., Piantelli F. Anomalous Heat Production in Ni-H Systems. Nuovo Cimento, v.A107(1), p.163, 1994; Focardi S., Gabbani V., Montalbano V., Piantelli F., Veronesi S. Large excess heat production in Ni-H systems. Nuovo Cimento, v.111(11), p.1233, 1998.
  18. Левин Б.М., Соколов В.И. О физической природе «условий резонанса» временных спектров аннигиляции позитронов (ортопозитрония) от -распада 22Naв газообразном неоне. Препринт 1795, ФТИим. А.Ф.ИоффеРАН, СПб, 2008;Levin B.M., Sokolov V.I. About physical nature resonance conditionsin the lifetimeannihilation spectra of the positrons (orthopositronium) from -decay 22Nain gaseous neon. A.F.Ioffe Physical Technical Institute RAS, Preprint 1795, Saint-Petersburg, 2008.
  19. Goldansky V.I. On Neutron Deficient Isotopes of Light Nuclei and the Phenomenon of Proton and Two-Proton Activity. Nucl. Phys., v.19, p.482, 1960.
  20. Григоренко Л.В. Теоретическое изучение двухпротонной радиоактивности. ЭЧАЯ, т.40, вып.5, с.1273, 2009.
  21. Csótó A., Oberhummer H., and Pichler R. Searching for three-nucleon resonances. Phys. Rev., v.C53(4), p.1589, 1996; http://arXiv.org/abs/nucl-th/9510017
  22. Purcell J.E., Kelley, Kwan J.H, E., Sheu C.G., Weller H.R. Energy levels of light nuclei A=3. Nucl. Phys. A., v.848(1/2), p.1, 2010.
  23. Nuclear Data Sheets.
  24. http://www.exomol.com/NiH_bib.html
  25. Gaydon A.G. and Pearse R.W.B. Spectrum of Nickel Hydride. Nature, v.134, p.287, 1934; Band Spectrum of Nickel Hydride: Band at l 5713, l 6246and l 5713. Proc. Roy. Soc., v.A148, p.312, 1935.
  26. Baranowski B., Filipek S.M. 45 Years of nickel hydride–History and perspectives. Journal of Alloys and Compounds v.404–406, p.2, 2005.
  27. Vallon R., Ashworth S.H., Crozet P., Field R.W., Forthomme D.,Harker H., Cyril R., and Ross A.J. Room-Temperature Metal-Hydride Discharge Source, with Observations on NiH and FeH. J. Phys. Chem., v. A113,p.13159, 2009.
  28. Котов Б.А., Левин Б.М., Соколов В.И. Возможен ли магнитно-нуклонный катализ с участием магнитного монополя при электрическом взрыве проводников в воде? О макроскопическом эффекте трансформации атомных ядер /феноменология: концепции и сценарии/. Препринт 1765, ФТИ им. А.Ф.ИоффеРАН, СПб, 2003.


Все статьи автора «Левин Борис Михайлович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: