УДК 577.17

ЭФФЕКТЫ СВЕРХМАЛЫХ ДОЗ ХОЛИНОВЫХ ЭФИРОВ ДЕГИДРОФЕНИЛАЛАНИНА ПРИ СУБКЛИНИЧЕСКОМ ГИПОТИРЕОЗЕ У КРЫС

Хачатрян Тигран Сергеевич
Институт прикладных проблем физики НАН РА, Ереван, Армения

Аннотация
На сегодняшний день субклинический гипотиреоз является наиболее часто встречаемым и наиболее изученным синдромом в современной эндокринологии. Актуальность проблемы субклинического гипотиреоза в клинической практике врачей различных специальностей обусловлена тем, что при длительном дефиците тиреоидных гормонов, необходимых для нормального функционирования практически каждой клетки, развиваются тяжелые нарушения во всех без исключения органах и системах. Целью настоящего исследования явилось изучение особенностей концентрации тиреотропного гормона гипофиза и тиреоидных гормонов в крови у крыс с субклиническим гипотиреозом до и после воздействия сверхмалых доз холиновых эфиров дегидрофенилаланина. Исследования показали, что у пятимесячных крыс при субклиническом гипотиреозе происходило резкое повышение уровня тиреотропного гормона гипофиза и понижение уровня тиреоидных гормонов в крови. После воздействия сверхмалых доз холиновых эфиров дегидрофенилаланина в крови у крыс происходило понижение концентрации тиреотропного гормона гипофиза и повышение уровня тиреоидных гормонов и достигало их значений у интактных животных. Анализ данных серий проведенных экспериментов показал, что про¬тек¬тор¬ными свойствами могут обладать не только гормоны внутренней секреции, но и исследованные нами синтетические производные холина, такие как холиновые эфиры N-замещённых-α, β-дегидроаминокислот, в частности холиновые эфиры дегидрофенилаланина. Полученные данные с воздействием сверхмалых доз 10-13 и 10-17 М данных химических соединений на повреждённые субклиническим гипотиреозом клетки щитовидной железы у крыс свидетельствуют о том, что протекторный эффект от применения сверхмалых доз холиновых эфиров дегидрофенилаланина возможен в короткий срок при проведении воздействия данными препаратами синтетического происхождения. Полученные данные свидетельствуют о протекторном действии сверхмалых доз холиновых эфиров дегидрофенилаланина у крыс, которое, вероятно, обусловлено влиянием данных химических соединений на процессы гидратации повреждённых клеток щитовидной железы и ролью воды, как универсального посредника во внутриклеточных процессах.

Ключевые слова: иммуноферментный анализ, нейромедиаторы, субклинический гипотиреоз, тиреоидные гормоны, тиреотропный гормон гипофиза, холиновые эфиры дегидрофенилаланина


THE EFFECTS OF ULTRA-LOW DOSES OF DEHYDROPHENYLALANYN CHOLINE ETHERS UNDER SUBCLINICAL HYPOTHYROIDISM ON RATS

Khachatryan Tigran Sergeevich
Institute of Applied problems of Physics of NAS RA, Yerevan, Armenia

Abstract
For present-day, subclinical hypothyroidism is most often met and the most studying syndrome in modern endocrinology. Urgency of the problem of subclinical hypothyroidism in clinical practical of physicians of different professions conditioned that that under long deficit of thyroid hormones required for normal operation practically each cell; develop the heavy breaches in all without exception organs and systems. The purpose of persisting studies was a study of the particularities of concentrations of thyroid stimulating hormone and thyroid hormones in rats’ blood serum with subclinical hypothyroidism before and after the combined influence of ultra-low doses of dehydrophenylalanyn choline ethers. The studies have shown that beside five-monthly rats’ at subclinical hypothyroidism occurred sharp increasing a level of thyroid stimulating hormone and reduction level of thyroid hormones in blood serum. After influence of ultra-low doses 10-13 and 10-17 M of dehydrophenylalanyn choline ethers in rats’ blood serum occurred reduction to concentrations of thyroid stimulating hormone, increasing level of thyroid hormones, and reached their importance on intact animals. The analysis data series called on experiment has shown that protector characteristic can possess not only hormones of internal secretion, but also explored by us synthetic choline derives, such as N-substituted-α, β-dehydroaminoacids choline ethers, in particular, dehydrophenylalanyn choline ethers. Got given ultra-low doses with influence of the of the given chemical substances on damaged by subclinical hypothyroidism cells of the thyroid gland, on rats are indicative of that that protector effect from using the ultra-low doses of dehydrophenylalanyn choline ethers possible at short period when undertaking the influence data preparation of the synthetic origin. The got data are indicative of protector action of ultra-low dose of dehydrophenylalanyn choline ethers in different, which, probably, conditioned by influence of the given chemical substances on processes of damaged cells of the thyroid gland hydration and role of water, as universal messenger in subcellular processes.

Рубрика: Биология

Библиографическая ссылка на статью:
Хачатрян Т.С. Эффекты сверхмалых доз холиновых эфиров дегидрофенилаланина при субклиническом гипотиреозе у крыс // Исследования в области естественных наук. 2014. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://science.snauka.ru/2014/05/6802 (дата обращения: 26.01.2017).

Введение 

В настоящее время одной из наиболее распространённых па­тологий щи­­то­вид­ной желе­зы (ЩЖ) является её дисфункция – гипотиреоз (ГПТ), кли­нический синд­ром, вызванный длительным, стойким недостатком гор­мо­нов ЩЖ в ор­га­низ­ме, сопровождающийся снижением их биологи­чес­ко­го эф­фек­та на тканевом уровне. По степени тяжести ГПТ классифицируется на субклинический (СГПТ), манифестный (МГПТ) и осложнённый (ОГПТ) (Klein I, 2013). СГПТ обозначается лёгкая недостаточность ЩЖ, при которой определяется изолированное повышение уровня тиреотропного гормона гипофиза (ТТГ) при нормальном уровне общих и свободных тиреоидных гормонов (ТГ): тироксина (Т4) и трийодтиронина (Т3) в крови (Noguerol Álvarez M et al, 2012). Под МГПТ подразумевается недостаточность функции ЩЖ, при которой выявляется повышенный уровень ТТГ и снижение уровня общих и свободных ТГ. Об ОГПТ говорят в ситуации, когда ГПТ привёл к тяжёлым соматическим или неврологическим расстройствам, таким как кретинизм, сердечная недостаточность, полисерозит, микседематозная кома и др. В настоящее время такие состояния практически не встречаются, поэтому многие авторы выделяют лишь СГПТ и МГПТ (Marfella R, еt. al., 2012).  Известно, что ТГ: Т3 и Т4 играют важную роль в деятельности ряда жизненно важных функций организма, в частности, в регуляции обмена веществ путём стабилизации внутренней среды организма. Многие явления, возникающие как следствие недостатка гормонов ЩЖ, могут быть устранены введением йодидов и ТГ (Klein I, 2013).

Исходя из рассмотрения системы нейроэндокринной регуляции (Ткачук ВА, 1983), известно, что данную систему помимо ТГ и стероидных гормонов, составляют также нейромедиаторы (НМ), одним из которых является ацетилхолин (АХ), являющийся одним из эфиров холина (ХЛ) (Ткачук ВА, 1998). Известно, что ХЛ (от греч, choly – жёлчь), гидроокись 2-оксиэтилтриметиламмония, [(CH3)3N+CH2CH2OH] OH-. Бесцветные кристаллы, хорошо растворимые в воде, этиловом спирте, нерастворимые в эфире, бензоле. ХЛ легко образует соли с сильными кислотами, его водные растворы обладают свойствами сильных щелочей. ХЛ широко распространён в живых организмах. ХЛ входит в состав фосфолипидов (например, лецитина, сфингомиелина), служит источником метильных групп в синтезе метионина (Zeisel S. H., 2004). В коррекции соматических и нейрогенных нарушений важна роль холиновых эфиров N-замещённых-α, β-дегидроаминокислот (ХЭА), заслуживающих существенного внимания с точки зрения особенностей их синтеза и биологической активности (Топузян ВО, 2007). В связи с вышеотмеченным, учитывая современные достижения в области фармацевтической химии, целесообразна организация синтеза и производства синтетических аналогов антитиреоидных препаратов (АТП), в том числе, ХЭА. Известно, что аминокислоты (АК) являются соединениями, входящими в состав белков и играющими важнейшую роль в биохимических процессах. В то же время АК широко используются в качестве хиральных строительных блоков в органическом синтезе, компонентов катализаторов асимметрического синтеза, хиральных разделяющих агентов и др. (Левит ГЛ и др., 2002). Исходя из актуальности вышеотмеченной проблемы и из наших предыдущих исследований (Хачатрян ТС, 2013), нами, было принято решение исследовать роль сверхмалых доз (СМД) синтетических аналогов ХЛ при патологии ЩЖ типа СГПТ. В данных сериях исследований, нами использованы СМД 10-13 и 10-17 М холиновых эфиров дегидрофенилаланина (ХДФ), исходя из химических и биологических особенностей данной АК (Левит ГЛ и др., 1995) и изучена их роль в отношении показателей изменения концентрации ТТГ и ТГ в сыворотке крови у пятимесячных крыс до и после внутримышечных аппликаций СМД ХДФ, посредством высокоточного и высокоспецифичного метода иммуноферментного анализа (ИФА). 

Методы

В данных сериях исследований в Научно-технологическом центре органической и фармацевтической химии НАН РА, под руководством доктора химических наук, профессора Топузяна В. О., были синтезированы и использованы в вышеотмеченных СМД следующие ХДФ, относящиеся к ХЭА:

  1. холиновый эфир N-(2-метокибензоил)-α, β-дегидрофенилаланина (ХД1);
  2. холиновый эфир N-(4-метокибензоил)-α, β-дегидрофенилаланина (ХД2);
  3. холиновый эфир N-(3-бромбензоил)-α, β-дегидрофенилаланина (ХД3);
  4. холиновый эфир N-(2-хлорбензоил)-α, β-дегидрофенилаланина (ХД4);
  5. холиновый эфир N-(2-бромбензоил)-α, β-дегидрофенилаланина (ХД5);
  6. холиновый эфир N-(4-бромбензоил)-3, 4-диоксиметилен-α, β-дегидрофенилаланина (ХД6);
  7. холиновый эфир N-(4-бромбензоил)-4-хлор-α, β-дегидрофенилаланина (ХД7);
  8. холиновый эфир N-бензоил-α, β-дегидрофенилаланина (ХД8).

Исследования проведены на 200 пятимесячных крысах-самцах (линии Вистар), разделённых на 18 групп: 1) интактные крысы – 20 экземпляров; 2) контрольные крысы с СГПТ – 20 экземпляров; 3) крысы с СГПТ, получавшие ХД1 в СМД 10-13 М – 10 экземпляров; 4) крысы с СГПТ, получавшие ХД1 в СМД 10-17 М – 10 экземпляров; 5) крысы с СГПТ, получавшие ХД2 в СМД 10-13 М – 10 экземпляров; 6) крысы с СГПТ, получавшие ХД2 в СМД 10-17 М – 10 экземпляров; 7) крысы с СГПТ, получавшие ХД3 в СМД 10-13 М – 10 экземпляров; 8) крысы с СГПТ, получавшие ХД3 в СМД 10-17 М – 10 экземпляров; 9) крысы с СГПТ, получавшие ХД4 в СМД 10-13 М – 10 экземпляров; 10) крысы с СГПТ, получавшие ХД4 в СМД 10-17 М – 10 экземпляров; 11) крысы с СГПТ, получавшие ХД5 в СМД 10-13 М – 10 экземпляров; 12) крысы с СГПТ, получавшие ХД5 в СМД 10-17 М – 10 экземпляров; 13) крысы с СГПТ, получавшие ХД6 в СМД 10-13 М – 10 экземпляров; 14) крысы с СГПТ, получавшие ХД6 в СМД 10-17 М – 10 экземпляров; 15) крысы с СГПТ, получавшие ХД7 в СМД 10-13 М – 10 экземпляров; 16) крысы с СГПТ, получавшие ХД7 в СМД 10-17 М – 10 экземпляров; 17) крысы с СГПТ, получавшие ХД8 в СМД 10-13 М – 10 экземпляров; 18) крысы с СГПТ, получавшие ХД8 в СМД 10-17 М – 10 экземпляров.

СГПТ вызывался путём проведения тиреоидэктомии (ТЭК). ТЭК осуществлялась по следующему алгоритму. До проведения операции крысы под эфирным наркозом фиксировались в положении на спине. Доступ к ЩЖ осуществлялся через разрез кожи в области шеи длиной около 1 – 1, 5 см. Затем обнажалась ЩЖ, производилась отпрепаровка 2/3 её части с сохранением паращитовидных желёз и с помощью острых ножниц доли отсекались, после чего под каждую из них подводились лигатуры. Раны послойно зашивались. Животные хорошо переносили операцию и спустя 0,5 – 1 час после операции подходили к корму и воде. В течение 14 послеоперационных дней, производили внутримышечные инъекции СМД ХДФ гипотиреоидным крысам. После окончания дачи СМД ХДФ у исследуемых животных была проведена декапитация и осуществлён сбор крови. В сыворотке крови с помощью метода ИФА определялась концентрация ТТГ, общего Т3 и Т4 посредством иммуноферментного анализатора RISER 8793. Метод ИФА был предложен в начале 70-х годов тремя группами исследователей: Engvall и Perlmann в Швеции, vanWeemen и Schuur в Нидерландах и Rubenstein с сотр., в США (Höppner W., 2002). К концу XX века этот метод прошел путь от новейшей научной разработки до рутинного метода в клинической диагностике. В настоящее время ИФА-диагностика является наиболее часто используемым иммунологическим методом в городских и районных больницах, поликлиниках, роддомах, учреждениях санэпиднадзора и других медучреждениях (Kratzsch J, Pulzer F., 2008). Сущность ИФА заключается в специфическом взаимодействии антитела и антигена с последующим присоединением к полученному комплексу коньюгата (антивидового иммуноглобулина, меченного ферментом). Фермент вызывает разложение хромогенного субстрата с образованием окрашенного продукта, который выявляется либо визуально, либо фотометрически. Регистрацию результатов реакции проводят на специальных фотометрах с вертикальным лучом при определённой длине волны. Результат выражают в единицах оптической плотности. ИФА по сравнению с другими методами выявления антигенов и антител обладает следующим преимуществом: высокой чувствительностью, позволяющей выявлять концентрации до 0,05 нг/мл (Kasdallah AG et al., 2005). В данных сериях исследований принцип работы набора заключался в том, что определение уровня ТТГ (или ТГ) основано на использовании конкурентного варианта твердофазного ИФА. На внутренней поверхности лунок планшета иммобилизованы машинные моноклональные антитела к ТТГ (или ТГ). В лунке планшета вносят исследуемый образец и конъюгат (Т4, конъюгированный с пероксидазой). Во время инкубации ТТГ (или ТГ) образца конкурирует с конъюгированным ТТГ (или ТГ) за связывание с антителами на поверхности лунки. В результате образуется связанный с пластиком «сэндвич», содержащий пероксидазу. Во время инкубации с раствором субстрата тетраметилбензидина происходит окрашивание растворов в лунках. Интенсивность окраски обратно пропорциональна концентрации ТТГ (или ТГ) в исследуемом образце. Концентрацию ТТГ (или ТГ) в исследуемых образцах определяют по калибровочному графику зависимости оптической плотности от содержания ТТГ (или ТГ) в калибровочных пробах. Статистическая обработку проводили с использованием t-критерия Стьюдента (Kibirige D et al., 2013).

«Исследование было одобрено Институциональным комитетом по биоэтике и соответствует принципам Руководства по уходу и использованию лабораторных животных, изданного USNIH» (№ 85-23, пересмотрено в 1985 г.).

Результаты 

В серии исследований у пятимесячных крыс с СГПТ происходило повышение содержания уровня ТТГ в сыворотке крови на 549, 6 % и снижение уровней общих Т3 на 5, 8 % и Т4 на 7, 1 % по сравнению с их исходными уровнями. После воздействия СМД ХД1 10-13 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 119, 9 %; повышение содержания общего Т3 на 3, 8 %; повышение содержания общего Т4 на 5, 7 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. После воздействия СМД ХД1 10-17 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 88, 7 %; повышение содержания общего Т3 на 6, 6 %; повышение содержания общего Т4 на 7, 1 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. В следующей серии исследований у крыс с СГПТ происходило повышение содержания уровня ТТГ в сыворотке крови на 508, 1 % и снижение уровней общих Т3 на 6, 7 % и Т4 на 7, 2 % по сравнению с их исходными уровнями. После воздействия СМД ХД2 10-13 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 103, 3 %; повышение содержания общего Т3 на 6, 7 %; повышение содержания общего Т4 на 8, 1 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. После воздействия СМД ХД2 10-17 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 99, 7 %; повышение содержания общего Т3 на 5, 9 %; повышение содержания общего Т4 на 7, 2 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. В следующей серии исследований у крыс с СГПТ происходило повышение содержания уровня ТТГ в сыворотке крови на 604, 2 % и снижение уровней общих Т3 на 5, 6 % и Т4 на 6, 1 % по сравнению с их исходными уровнями. После воздействия СМД ХД3 10-13 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 115, 8 %; повышение содержания общего Т3 на 7, 1 %; повышение содержания общего Т4 на 8, 3 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. После воздействия СМД ХД3 10-17 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 91, 2 %; повышение содержания общего Т3 на 7, 5 %; повышение содержания общего Т4 на 8, 6 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД.

В следующей серии исследований у крыс с СГПТ происходило повышение содержания уровня ТТГ в сыворотке крови на 552, 5 % и снижение уровней общих Т3 на 5, 1 % и Т4 на 6, 9 % по сравнению с их исходными уровнями. После воздействия СМД ХД4 10-13 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 105, 2 %; повышение содержания общего Т3 на 6, 3 %; повышение содержания общего Т4 на 7, 2 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. После воздействия СМД ХД4 10-17 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 95, 5 %; повышение содержания общего Т3 на 7, 2 %; повышение содержания общего Т4 на 7, 9 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. В следующей серии исследований у крыс с СГПТ происходило повышение содержания уровня ТТГ в сыворотке крови на 509, 1 % и снижение уровней общих Т3 на 5, 4 % и Т4 на 6, 1 % по сравнению с их исходными уровнями. После воздействия СМД ХД5 10-13 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 119, 8 %; повышение содержания общего Т3 на 6, 9 %; повышение содержания общего Т4 на 7, 9 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. После воздействия СМД ХД5 10-17 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 99, 1 %; повышение содержания общего Т3 на 7, 3 %; повышение содержания общего Т4 на 7, 5 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД.

В следующей серии исследований у крыс с СГПТ происходило повышение содержания уровня ТТГ в сыворотке крови на 689, 7 % и снижение уровней общих Т3 на 5, 3 % и Т4 на 6, 5 % по сравнению с их исходными уровнями. После воздействия СМД ХД6 10-13 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 125, 3 %; повышение содержания общего Т3 на 8, 2 %; повышение содержания общего Т4 на 8, 8 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. После воздействия СМД ХД6 10-17 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 93, 2 %; повышение содержания общего Т3 на 7, 1 %; повышение содержания общего Т4 на 7, 3 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. В следующей серии исследований у крыс с СГПТ происходило повышение содержания уровня ТТГ в сыворотке крови на 621, 2 % и снижение уровней общих Т3 на 5, 9 % и Т4 на 6, 1 % по сравнению с их исходными уровнями. После воздействия СМД ХД7 10-13 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 104, 1 %; повышение содержания общего Т3 на 7, 1 %; повышение содержания общего Т4 на 7, 3 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. После воздействия СМД ХД7 10-17 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 88, 3 %; повышение содержания общего Т3 на 6, 9 %; повышение содержания общего Т4 на 7, 1 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. В следующей серии исследований у крыс с СГПТ происходило повышение содержания уровня ТТГ в сыворотке крови на 604, 5 % и снижение уровней общих Т3 на 5, 2 % и Т4 на 5, 7 % по сравнению с их исходными уровнями. После воздействия СМД ХД8 10-13 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 107, 4 %; повышение содержания общего Т3 на 7, 3 %; повышение содержания общего Т4 на 7, 7 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. После воздействия СМД ХД8 10-17 М у гипотиреоидных крыс в сыворотке крови отмечалось: понижение содержания ТТГ до 98, 3 %; повышение содержания общего Т3 на 7, 1 %; повышение содержания общего Т4 на 7, 6 %, по сравнению с животными с СГПТ, не получавших данной СМД. 

Обсуждение 

Обследование ЩЖ решает на сегодня одну из самых актуальных задач для нашего региона: выявление нарушения функции ЩЖ для эффективной терапии с наименьшими последствиями, как самого лечения, так и патофизиологических нарушений в организме (Kawashima A et al., 2011). Установлено что ЩЖ и её гормоны – Т4 и трийодтиронин Т3 – оказывают большое влияние на различные функции органов и систем организма на клеточном уровне (Köhrle J, Brabant G, 2010). У крыс после ТЭК происходят качественные изменения, как в коре, так и в других отделах головного мозга (Kundu S et al., 2007). Однако до сих пор остаётся дискутабельным вопрос о влиянии и механизмах действия гормонов ЩЖ при её патологиях типа СГПТ. Помимо природных биологически активных веществ, вырабатываемых в организме и играющих важную роль в процессе регенерации при ГПТ различной степени интенсивности, аналогичными свойствами, вероятно, могут обладать биологически активные вещества синтетического происхождения. В связи с вышеотмеченным, было обнаружено, что такими свойствами может обладать некоторые из холиновых эфиров дегидрофенилаланина, использующиеся в СМД. Предпосылками использования данных химических соединений в СМД послужили исследования относительно роли биологически активных веществ в гомеопатических дозах (Бурлакова ЕБ и др., 1999). Уровень биологической организации, на котором проявляется действие СМД биологически активных веществ, также весьма разнообразен – от молекул, клеток, органов и тканей до животных, растительных организмов и даже популяций. Известно, что СГПТ является пограничным состоянием между нормой и клинически явной формой первичного ГПТ, характеризующееся нормальным уровнем в сыворотке крови общего и свободного Т4 и Т3 и повышенным уровнем ТТГ (Visser WE et al., 2013). СГПТ придают очень большое значение, так как мозг чрезвычайно чувствителен даже к ничтожному дефициту ТГ в организме (Wiig H, Lund T, 2001). За последние годы во всем мире увеличилась частота тиреоидной недостаточности, в основном обусловленная абсолютным дефицитом йода во многих странах (Van Vliet G et al., 2008). Также, в числе факторов способствующих развитию патологий ЩЖ относятся ухудшение экологической ситуации, увеличение радиационного фона, повышение распространения аутоиммунных заболеваний, возрастает использование АТП (Virgini V et al, 2012). Этиология СГПТ достаточно разнообразна и совпадает с таковой для МГПТ. В большинстве случаев СГПТ развивается в исходе аутоиммунных тиреоидитов. Другими причинами СГПТ может быть ранее перенесённая операция на ЩЖ или лечение радиоактивным йодом по поводу диффузного токсического зоба. Если общая распространённость МГПТ в популяции составляет 0,2 – 2%, то СГПТ – примерно 7 – 10% среди женщин и 2 – 3% среди мужчин. Эти данные позволяют считать, что СГПТ является одним из самых распространенных заболеваний в эндокринологии на данном этапе развития общества (Rosario PW, Calsolari MR, 2013). Представление о субклиническом нарушении функции ЩЖ базируется на характере взаимоотношения продукции ТТГ и ТГ. СГПТ является тем редким заболеванием в эндокринологии, для диагностики которого, в настоящее время данные клинической картины имеют второстепенное значение. Дело в том, что классические клинические проявления СГПТ, которые хорошо известны врачам, обладают крайне низкой диагностической чувствительностью. С одной стороны, пациенты с СГПТ могут вообще не предъявлять никаких жалоб, с другой – при отсутствии СГПТ пациенты могут предъявлять массу жалоб, которые сходны с таковыми при СГПТ. Таким образом, в большинстве случаев, когда пациент предъявляет жалобы, которые могут встречаться при ГПТ различной этиологии (например, мышечная слабость), в большинстве случаев при гормональном исследовании этот диагноз будет отвергнут (чувствительность всего 22 %). В буквальном смысле, СГПТ означает отсутствие каких-либо клинических проявлений заболевания, но и при СГПТ пациенты могут предъявлять типичные для ГПТ жалобы. СГПТ – это не клинический, а лабораторно-клинический феномен с облигатными лабораторными и более чем факультативными клиническими критериями (Nakajima Y, Yamada M, 2012). При выявлении у пациента СГПТ необходимо помнить о том, что изолированное повышение уровня ТТГ не всегда однозначно свидетельствует о ГПТ, если в анамнезе у пациента отсутствуют оперативные вмешательства на ЩЖ и терапия 131I. Многие исследователи во всех случаях СГПТ рекомендуют назначение заместительной терапии ТГ, являющейся основным методом лечения первичного, вторичного и третичного ГПТ в настоящее время. Особые проблемы для клинициста возникают в ситуации, когда речь идет о пациенте с повышенным уровнем ТТГ, который не предъявляет ни малейших жалоб. В этой ситуации единственным ориентиром для врача являются данные лабораторного исследования. Таким образом, назначение заместительной терапии сразу при первом выявлении СГПТ не рекомендуется. Большинство авторов рекомендуют повторить исследование уровня ТТГ гипофиза и ТГ через 3 – 6 месяцев. Лечение назначается при выявлении стойкого повышения уровня ТТГ (Muller EE, 2008).

В данных исследованиях, исходя из особенностей ХЭА, в частности ХДФ, и их действия на восстановительные процессы в организме млекопитающих, проведено исследование воздействия данных химических соединений в СМД 10-13 и 10-17 М на изменение показателей ТТГ и ТГ в сыворотке крови у пятимесячных крыс при патологии ЩЖ типа СГПТ посредством метода ИФА. Полученные данные свидетельствуют о протекторном действии СМД ХДФ, в особенности СМД 10-17 М у гипотиреоидных крыс, которое, вероятно, обусловлено влиянием данных химических соединений на процессы гидратации повреждённых клеток ЩЖ (Зенин СВ и др, 1997) и ролью воды, как универсального посредника во внутриклеточных процессах (Зенин СВ, 1993; Колесников ЮА, 1993).


Библиографический список
  1. Höppner W. Clinical impact of molecular diagnostics in endocrinology. Polymorphisms, mutations and DNA technologies. J. Horm Res., 2002, 58, 3: 7 – 15.
  2. Kasdallah AG, Mornagui B, Gharbi N, Machghoul S, El-Fazâa S. Metabolic and endocrine effects of water and/or food deprivation in rats. CR Biol. 2005, 328, 5: 463 – 470.
  3. Kawashima A, Tanigawa K, Akama T, Yoshihara A, Ishii N, Suzuki K. Innate immune activation and thyroid autoimmunity. J. Clin. Endocrinol.Metab. 2011, 96, 12: 3661 – 3671.
  4. Kibirige DLuzinda KSsekitoleko R. Spectrum of lithium induced thyroid abnormalities: a current perspective. J. Thyroid Res., 2013,6: 3.
  5. Klein I. Neurologic manifestations of hypothyroidism in dogs. J. Compend. Contin. Educ. Vet., 2013, 35; 3:  1 – 7.
  6. Klein I. Subclinical Hypothyroidism-Just a High Serum Thyrotropin (TSH) Concentration or Something Else? J. Clin. Endocrinol.Metab. 2013, 98, 2: 508 – 510.
  7. Köhrle JBrabant G. Synthesis, metabolism and diagnostics of thyroid hormones. J. Internist (Berl),2010, 51, 5: 559 – 567.
  8. Kratzsch J, Pulzer F. Thyroid gland development and defects. J. Best. Pract. Res. Clin. Endocrinol. Metab.2008,22, 1: 57 – 75.
  9. Kundu S, Roy S, De J, Biswas A, Pramanik M, Ray AK. Maintenance of homeo­sta­sis for thyroid hormone in the adult rat brain: possible involvement of a nuclear-mediated phenomenon. J. Neuroendocrinology, 2007, 86, 2: 94 – 103.
  10. Marfella R, Carella ., Paolisso G. Subclinical hypothyroidism and cardiovascular disease. J. Arch. Intern. Med., 2012, 172, 19: 1523.
  11. Muller EE. Neuroendocrine and autonomic control of metabolic functions: recent advances. J. Eat Weight Disord. 2008, 13, 3: 61 – 66.
  12. Nakajima Y, Yamada M. Subclinical thyroid disease. J. Nihon Rinsho., 2012, 11: 1865 – 1871.
  13. Noguerol Álvarez M, Odriozola Sánchez J, Avila Londoño DA, Corcuera Martínez AI, Rabanal Basalo A., Carmona Mejía PA. How we treat subclinical hypothyroidism in our daily clinical practice. J. Semergen, 2012, 38, 8: 483 – 490.
  14. Rosario PWCalsolari MR. How Selective Are the New Guidelines for Treatment of Subclinical Hypothyroidism for Patients with Thyrotropin Levels At or Below 10 mIU/L? J.Thyroid., 2013, 23,5: 562 – 565.
  15. Van Vliet G, Polak M, Ritzen EM. Treating fetal thyroid and adrenal disorders through the mother. J. Nat. Clin. Pract. Endocrinol. Metab. 2008, 4,12: 675 – 682.
  16. Virgini VCollet THChrist EAujesky DRodondi N. Should we screen and treat subclinical hypothyroidism? J. Suisse. 2012,8,331: 501 – 516.
  17. Visser WEVisser TJPeeters RP. Thyroid disorders in older adults. J. Endocrinol. Metab. Clin. North Am., 2013, 2: 287 – 303.
  18. Wiig HLund T. Relationship between interstitial fluid volume and pressure (compliance) in hypothyroid rats. Am. J. Physiol. Heart. Circ. Physiol., 2001,281, 3: 1085 – 1092.
  19. Zeisel SH. Nutritional Importance of Choline for Brain Development. J. Am. J. Clin. Nutr., 2004,  6: 621 – 626.
  20. Бурлакова ЕБ. Особенности действия сверхмалых доз биологически активных веществ и физических факторов низкой интенсивности. Ж. Рос. хим. журн., 1999, 5,15:3–11.
  21. Зенин С.В., Полануер БМ, Тяглов БВ. Экспериментальное доказательство наличия фракций воды. Ж. Гомеопатическая медицина и акупунктура, 1997, 2: 4246.
  22. Зенин С.В. Исследование структуры воды методом протонного магнитного резонанса. Ж. Докл. РАН, 1993, 3, 332: 328 – 329.
  23. Колесников ЮА. Матрицей генетического кода была вода? Ж. Вестник РАН, 1993, 8, 63: 730 – 732.
  24. Левит Г.Л., Аникина ЛВ, Вихарев ЮБ, Дёмин АМ, Сафин ВА, Матвеева ТВ, Краснов ВП. Синтез, противовоспалительная и анальгетическая активность амидов напроксена с производными аминокислот. Ж. Хим.-фарм. Ж, 2002, 36, 5: 12 – 15.
  25. Левит Г.Л., Радина ЛБ, Краснов ВП. N-Алкилнитрозокарбамоил и производные аминокислот. Синтез, свойства и противоопухолевая активность (Обзор). Ж.  Хим.фарм. Ж, 1995, 29, 8: 5 – 18.
  26. Ткачук В.А. Введение в молекулярную эндокринологию. 1983, М., Изд. МГУ: 9 – 33.
  27. Ткачук В.А. Молекулярные механизмы нейроэндокринной регуляции. Соро­со­в­с­кий образовательный журнал, 1998, 6: 5 – 10.
  28. Топузян ВО. Синтез физиологически активных соединений на основе α, β-дегидроаминокислот и пептидов. Химический журнал Армении, 2007, 4, 60: 731 – 748.
  29. Хачатрян Т.С. Изменение концентрации тиреотропного гормона гипофиза и тиреоидных гормонов в крови у шестимесячных крыс при гипотиреозе. Ж. Биолог. Журн. Армении, 2013, 1, 65: 89 – 92.


Все статьи автора «Хачатрян Тигран Сергеевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: