УДК 577. 17

ЭФФЕКТЫ СВЕРХМАЛЫХ ДОЗ ХОЛИНОВОГО ЭФИРА N – (2 – МЕТОКСИБЕНЗОИЛ) – O – ИЗОПРОПИЛ – Α, Β – ДЕГИДРОТИРОЗИНА ПРИ СУБКЛИНИЧЕСКОМ ГИПОТИРЕОЗЕ У КРЫС

Хачатрян Тигран Сергеевич
Институт прикладных проблем физики НАН Армении, Ереван

Аннотация
Целью настоящего исследования явилось изучение особенности концентрации тиреотропного гормона гипофиза и тироидных гормонов в крови у одномесячных, трёхмесячных и шестимесячных крыс с субклиническим гипотиреозом до и после воздействия сверхмалых доз холинового эфира N – (2 –метоксибензоил) – O – изопропил – α, β – дегидротирозина. Исследования показали, что у крыс разных возрастных групп при субклиническом гипотиреозе происходило резкое повышение уровня тиреотропного гормона гипофиза и незначительное понижение уровня тиреоидных гормонов в сыворотке крови. После действия сверхмалых доз холинового эфира N – (2 – метоксибензоил) – O – изопропил – α, β – дегидротирозина в сыворотке крови у крыс разных возрастных групп про-исходило резкое по¬нижение концентрации тиреотропного гормона гипофиза и незначительное повышение уровня тиреоидных гормонов с достижением их значений у интактных животных.

Ключевые слова: иммуноферментный анализ, субклинический гипотиреоз, тиреотропный гормон гипофиза, тироксин, трийодтиронин, холин, щитовидная железа


EFFECTS OF ULTRA-LOW DOSES OF CHOLINE ESTER N – (2-METOXYBENZOIL) – O – ISOPROPYL – Α, Β - DEHYDROTHYROSINE AT SUBCLINICAL HYPOTHYROIDISM AT RATS

Khachatryan Tigran Sergeevich
Institute of applied problems of Physics of NAS Armenia, Yerevan

Abstract
The purpose of the present research was to study the feature of thyroid stimulating hormone and thyroid hormones concentration in blood serum at one month old, three month old, and six month old rats with subclinical hypothyroidism, before and after influence of ultra-low doses of choline ester N – (2-metoxybenzoil) – O – isopropyl – α, β - dehydrothyrosine. Researches have shown that rats in different age groups at subclinical hypothyroidism had sharp increase of thyroid stimulating hormone level and insignificant decrease of the level of thyroid hormones in blood serum. After the action of ultra-low doses of choline ester N – (2-metoxybenzoil) – O – isopropyl – α, β – dehydrothyrosine, in blood serum of rats in diferent age groups it took place the sharp decrease of thyroid stimulating hormone concentration and slight increase of the level of thyroid hormones with achievement of their values at intact animals.

Рубрика: Биология

Библиографическая ссылка на статью:
Хачатрян Т.С. Эффекты сверхмалых доз холинового эфира N – (2 – метоксибензоил) – O – изопропил – α, β – дегидротирозина при субклиническом гипотиреозе у крыс // Исследования в области естественных наук. 2013. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://science.snauka.ru/2013/12/6417 (дата обращения: 03.05.2017).

ВВЕДЕНИЕ       

Известно, что на сегодняшний день субклинический гипотиреоз (СГПТ) является наиболее часто встречаемым и наиболее изученным синдромом в эндокринологии. Тем не менее, в диагностике и лечении этого состояния остается много вопросов, не имеющих однозначной трактовки. Поэтому среди ученых разных стран не ослабевает интерес к изучению различных аспектов СГПТ, клинического синдрома, обусловленного стойким дефицитом тиреоидных гормонов (ТГ) в организме. Актуальность проблемы СГПТ в клинической практике врачей различных специальностей обусловлена тем, что при дефиците ТГ, необходимых для нормального функционирования практически каждой клетки, развиваются тяжёлые нарушения во всех без исключения органах и системах [1]. СГПТ обозначается лёгкая недостаточность щитовидной железы (ЩЖ), при которой определяется изолированное повышение уровня тиреотропного гормона гипофиза (ТТГ) при нормальном уровне ТГ в крови [2]. Известно, что ТГ: трийодтиронин (Т3) и тироксин (Т4) играют важную роль в деятельности ряда жизненно важных функций организма, в частности, в регуляции обмена веществ путём стабилизации внутренней среды организма. Многие явления, возникающие как следствие недостатка гормонов ЩЖ, могут быть устранены введением йодидов и ТГ. Исходя из рассмотрения системы нейроэндокринной регуляции клетки, известно, что данную систему помимо ТГ и стероидных гормонов (СГ), составляют также нейромедиаторы (НМ), одним из которых является ацетилхолин (АХ), являющийся одним из эфиров холина (ХЛ) [3]. Известно, что ХЛ (от греч, choly – жёлчь), гидроокись 2-оксиэтилтриметиламмония, [(CH3)3N+CH2CH2OH] OH-. Бесцветные кристаллы, хорошо растворимые в воде, этиловом спирте, нерастворимые в эфире, бензоле. ХЛ легко образует соли с сильными кислотами, его водные растворы обладают свойствами сильных щелочей. ХЛ широко распространён в живых организмах. ХЛ входит в состав фосфолипидов (например, лецитина, сфингомиелина), служит источником метильных групп в синтезе метионина  [4].

В коррекции соматических и нейрогенных нарушений важна роль холиновых эфиров α,  β – дегидроаминокислот (ХЭА), заслуживающих существенного внимания с точки зрения особенностей их синтеза и биологической активности. Согласно результатам исследований [5, 6] ХЭА осуществляется ряд важнейших функций в организме человека и животных. Вместе с тем продолжают отсутствовать сведения относительно применения ХЭА, в частности, использованного в данном исследованнии доз холинового эфира N – (2 – меток­си­бен­зо­ил) – O – изопропил – α, β – дегидротирозина (ХЭ) в изучении возрастных особенностей изменения концентрации ТТГ и ТГ в сыворотке крови у крыс с СГПТ. В данном научном исследовании, исходя из вышесказанного, осуществлён синтез ХЭ и исследовано его сверхмалых доз (СМД) 10-13 и 10-17 М на изменение концентрации ТТГ и ТГ в сыворотке крови у одно-, трёх- и шестимесячных крыс с СГПТ посредством метода иммуноферментного анализа (ИФА).

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ 

В Научно-технологическом центре органической и фармацевтической химии Национальной Академии Наук Республики Армении, в лаборатории № 4, под руководством доктора химических наук, профессора Топузяна В. О., осуществлён синтез ХЭ. В Институте физиологии им. Л. А. Орбели, в лаборатории нейроэндокринных взаимоотношений, впервые на крысах разных возрастных групп, исследованы особенности изменения концентрации ТТГ и ТГ в сыворотке крови у крыс при субклиническом ГПТ до и после воздействия СМД ХЭ посредством высокоспецифичного и чувствительного метода ИФА.

Исследования проведены на 150 крысах-самцах (линии Вистар), разделенных на 3 подопытные группы:

  1. Одномесячные крысы – 50 экземпляров, из которых – 5 – интактные животные; 15 – контрольные животные с СГПТ; 15 – животные с СГПТ, получавшие в течение 2 недель внутримышечные инъекции ХЭ в дозе 10-13 М; 15 – животные с СГПТ, получавшие в течение 2 недель внутримышечные инъекции ХЭ в дозе 10-17 М.
  2. Трёхмесячные крысы – 50 экземпляров, из которых – 5 – интактные животные; 15 – контрольные животные с СГПТ; 15 – животные с СГПТ, получавшие в течение 2 недель внутримышечные инъекции ХЭ в дозе 10-13 М; 15 – животные с СГПТ, получавшие в течение 2 недель внутримышечные инъекции ХЭ в дозе 10-17 М.
  3. Шестимесячные крысы – 50 экземпляров, из которых – 5 – интактные животные; 15 – контрольные животные с СГПТ; 15 – животные с СГПТ, получавшие в течение 2 недель внутримышечные инъекции ХЭ в дозе 10-13 М; 15 – животные с СГПТ, получавшие в течение 2 недель внутримышечные инъекции ХЭ в дозе 10-17 М.

СГПТ вызывался путём проведения тиреоидэктомии (ТЭК). ТЭК осуществлялась по следующему алгоритму. До проведения операции крысы под эфирным наркозом фиксировались в положении на спине. Доступ к ЩЖ осуществлялся через разрез кожи в области шеи. Затем обнажалась ЩЖ, производилась отпрепаровка 2/3 её части с сохранением паращитовидных желёз и с помощью острых ножниц доли отсекались, после чего под каждую из них подводились лигатуры. Раны послойно зашивались. Животные хорошо переносили операцию и спустя 0,5 – 1 час после операции подходили к корму и воде. После ТЭК и окончания дачи ХЭ у исследуемых животных всех возрастных групп была проведена декапитация и осуществлён сбор крови. В сыворотке крови с помощью метода ИФА определялась концентрация ТТГ, общего Т3 и общего Т4 посредством иммуноферментного анализатора RISER 8793. Принцип работы набора заключается в том, что определение уровня ТТГ (или ТГ) основано на использовании конкурентного варианта твердофазного ИФА. На внутренней поверхности лунок планшета иммобилизованы машинные моноклональные антитела к ТТГ (или ТГ). В лунке планшета вносят исследуемый образец и конъюгат (Т4, конъюгированный с пероксидазой). Во время инкубации ТТГ (или ТГ) образца конкурирует с конъюгированным ТТГ (или ТГ) за связывание с антителами на поверхности лунки. В результате образуется связанный с пластиком «сэндвич», содержащий пероксидазу. Во время инкубации с раствором субстрата тетраметилбензидина происходит окрашивание растворов в лунках. Интенсивность окраски обратно пропорциональна концентрации ТТГ (или ТГ) в исследуемом образце. Концентрацию ТТГ (или ТГ) в исследуемых образцах определяют по калибровочному графику зависимости оптической плотности от содержания ТТГ (или ТГ) в калибровочных пробах. Статистическая обработка результатов производилась в среде Statistica 6.0 for Windows по методу ANOVA с post-hoc анализом по U-критерию Манна-Уитни. Сравнение полученных результатов до и после воздействия производилось по критерию Вилкоксона для непараметрических данных, разброс данных на рисунках – стандартное отклонение.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

В условиях субклинического ГПТ у крыс всех 3 возрастных групп происходило резкое изменение содержания исследованных гормонов в сыворотке крови. У крыс с СГПТ было отмечено резкое повышение содержания уровня ТТГ в сыворотке крови. Что же касается содержания ТГ, то у всех 3 возрастных групп животных оно проявлялось на незначительном уровне. Данные закономерности характерны для этиологии СГПТ.

У одномесячных крыс с СГПТ происходило повышение содержания уровня ТТГ в сыворотке крови на 528, 5 % по сравнению с его исходным уровнем (норма, приятая за 100 %). Также происходило незначительное снижение уровней общего Т3 (на 5 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) и Т4 (на 20 % по сравнению с нормой принятой за 100 %).

У одномесячных крыс с СГПТ, получавших внутримышечные инъекции ХЭ в дозе 10-13 М, содержание ТТГ резко понижалось и достигало 116, 7% по сравнению с нормой принятой за 100 %. Аналогичные сдвиги при действии данной дозы ХЭ отмечаются и в повышении содержания общего Т3 (на 3, 2 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) и Т4 (на 5, 9 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) в сыворотке крови у крыс с СГПТ (рис. 1, пункт 1, А, Б, В).

У одномесячных крыс с СГПТ, получавших внутримышечные инъекции ХЭ в дозе 10-17 М, содержание ТТГ резко понижалось и достигало 82, 5% по сравнению с нормой принятой за 100 %. Аналогичные сдвиги при действии данной дозы ХЭ отмечаются и в повышении содержания общего Т3 (на 1, 4 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) и Т4 (на 1, 1  % по сравнению с нормой принятой за 100 %) в сыворотке крови у крыс с СГПТ (рис. 1, пункт 2, А, Б, В).

В следующей серии исследований было проведено изучение изменения концентрации ТТГ и ТГ в сыворотке крови у трёхмесячных крыс с СГПТ до и после воздействия СМД ХЭ.

У трёхмесячных крыс с СГПТ происходило повышение содержания уровня ТТГ в сыворотке крови на 609, 7 % по сравнению с его исходным уровнем (норма, приятая за 100 %). Также происходило незначительное снижение уровней общего Т3 (на 7 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) и Т4 (на 16, 2 % по сравнению с нормой принятой за 100 %).

У трёхмесячных крыс с СГПТ, получавших внутримышечные инъекции ХЭ в дозе 10-13 М, содержание ТТГ резко понижалось и достигало 107, 8 % по сравнению с нормой принятой за 100 %. Аналогичные сдвиги при действии данной дозы ХЭ отмечаются и в повышении содержания общего Т3 (на 0, 9 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) и Т4 (на 1, 3 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) в сыворотке крови у крыс с СГПТ (рис. 2, пункт 1, А, Б, В).

У трёхмесячных крыс с СГПТ, получавших внутримышечные инъекции ХЭ в дозе 10-17 М, содержание ТТГ резко понижалось и достигало 73, 1 % по сравнению с нормой принятой за 100 %. Аналогичные сдвиги при действии данной дозы ХЭ отмечаются и в повышении содержания общего Т3 (на 0, 5 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) и Т4 (на 0, 4 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) в сыворотке крови у крыс с СГПТ (рис. 2, пункт 2, А, Б, В).

В следующей серии исследований было проведено изучение изменения концентрации ТТГ и ТГ в сыворотке крови у шестимесячных крыс с СГПТ до и после воздействия СМД ХЭ.

У шестимесячных крыс с СГПТ происходило повышение содержания уровня ТТГ в сыворотке крови на 793, 5 % по сравнению с его исходным уровнем (норма, приятая за 100 %). Также происходило незначительное снижение уровней общего Т3 (на 1, 6 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) и Т4 (на 0, 8 % по сравнению с нормой принятой за 100 %).

У шестимесячных крыс с СГПТ, получавших внутримышечные инъекции ХЭ в дозе 10-13 М, содержание ТТГ резко понижалось и достигало 126, 3 % по сравнению с нормой принятой за 100 %. Аналогичные сдвиги при действии данной дозы ХЭ отмечаются и в повышении содержания общего Т3 (на 0, 5 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) и Т4 (на 1, 1 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) в сыворотке крови у крыс с СГПТ (рис. 3, пункт 1, А, Б, В).

У шестимесячных крыс с СГПТ, получавших внутримышечные инъекции ХЭ в дозе 10-17 М, содержание ТТГ резко понижалось и достигало 97, 2 % по сравнению с нормой принятой за 100 %. Аналогичные сдвиги при действии данной дозы ХЭ отмечаются и в повышении содержания общего Т3 (на 2, 3 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) и Т4 (на 1, 4 % по сравнению с нормой принятой за 100 %) в сыворотке крови у крыс с СГПТ (рис. 3, пункт 2, А, Б, В).

ОБСУЖДЕНИЕ

В настоящий момент уровень заболеваемости ЩЖ во всём мире растёт [7]. Причиной СГПТ может быть йодная недостаточность, которая существует в Республике Армения. Состояние факторов среды, качество жизни населения и условия его жизнедеятельности остаются низкими [8]. Загрязнение окружающей среды ионами свинца так же оказывает негативное влияние на уровень ТГ [9]. За последние годы во всем мире увеличилась частота тиреоидной недостаточности. Частота увеличилась не только потому, что сохраняется абсолютный дефицит йода во многих странах. Ухудшается экологическая ситуация, что приводит к относительной йодной недостаточности, увеличивается радиационный фон, повышается распространение аутоиммунных заболеваний, в том числе хронического аутоиммунного тиреоидита, возрастает использование антитиреоидных препаратов [10]. 

Анализируя результаты полученных исследований, можно сделать вывод, что при применении ХЭ в СМД 10-13 М отмечается более слабый протекторный эффект в отношении показателей ТТГ и ТГ в сыворотке крови у крыс всех возрастных групп при патологии ЩЖ типа СГПТ. В то же время воздействие ХЭ в СМД 10-17 М при вышеуказанной патологии ЩЖ, вызывает восстановление показателей ТТГ и ТГ практически до нормы. Таким образом, полученные данные свидетельствуют об оптимальной эффективности применения СМД 10-17 М в восстановлении показателей содержания ТТГ и ТГ в сыворотке крови у крыс с СГПТ.  Полученные данные имеют, вероятно, важное теоретическое значение для понимания химических механизмов патологии ЩЖ типа субклинического ГПТ. Они существенно восполняют пробелы в области биохимических исследований роли СМД ХЭА, в вопросах функционального восстановления ЩЖ при СГПТ.

Полученные результаты могут быть учтены и в клинической практике, при изучении патологий ЩЖ разной этиологии, прогнозировании течения и исхода функционального восстановления у лиц с данными патологиями. С целью исследования действия ХЭ в одинаковых экспериментальных условиях для возможной оценки природы СГПТ, определяли степень выраженности и идентичность эффекта ХЭ в норме для последующего применения в патологии. Получен результирующий эффект ХЭ, аналогичный таковому при локальной его аппликации, независимо от мишени, с известной разницей в выраженности эффекта, определяемой проницаемостью гематоэнцефалического барьера и локализацией структуры в пределах мозга. Представленный анализ недавних изучений нейропротекторных агентов, антиоксидантов, стволовых клеток, вакцин, различных хирургических техник, позволяют заключить, что нужны новые эффективные средства для лечения патологий ЩЖ типа СГПТ [11]. Несмотря на интенсивные исследования, следует отметить фактическую безуспешность современных достижений при попытках терапии специфических патологий, типа CГПТ, как правило, впоследствии, приводящих к тяжелой инвалидности [12 – 15].

С учётом мультифакторной и мультифазной патофизиологии CГПТ эффективной может стать нейропротекторная стратегия терапии синтетическими аналогами НМ, типа ХЭА, и, в частности ХЭ, как изолированно, так и в сочетании с ферментными препаратами гиалуронидазного действия, исходя из специфики их воздействия [16, 17], а также, вероятно, их комбинированная терапия со СГ при исследовании содержания ТТГ и ТГ в крови. Предлагаемый нами терапевтический подход может содействовать длительному и стабильному воздействию, поскольку различные химические компоненты ХЭ обладают высокой специфической избирательностью и необратимостью эффектов [19 – 22].

Рис. 1. Диаграммы изменения концентрации ТТГ и ТГ в крови у одномесячных крыс в норме (А), при ГПТ (Б) и после действия ХЭ (В) в дозе 10-13 М [1] и в дозе 10-17 М [2]. Концентрация ТТГ выражена в мМЕ/мл; Т3 в нг/мл; Т4 в мкг/мл.

Рис. 2. Диаграммы изменения концентрации ТТГ и ТГ в крови у трёхмесячных крыс в норме (А), при ГПТ (Б) и после действия ХЭ (В) в дозе 10-13 М [1] и в дозе 10-17 М [2]. Концентрация ТТГ выражена в мМЕ/мл; Т3 в нг/мл; Т4 в мкг/мл.

Рис. 3. Диаграммы изменения концентрации ТТГ и ТГ в крови у шестимесячных крыс в норме (А), при ГПТ (Б) и после действия ХЭ (В) в дозе 10-13 М [1] и в дозе 10-17 М [2]. Концентрация ТТГ выражена в мМЕ/мл; Т3 в нг/мл; Т4 в мкг/мл.


Библиографический список
  1. Marfella R., Carella C., Paolisso G. Subclinical hypothyroidism and cardiovascular disease. J. Arch. Intern. Med., 2012, № 172, v. 19, p. 1523.
  2. Noguerol Álvarez M., Odriozola Sánchez J., Avila Londoño D. A., Corcuera Martínez A. I., Rabanal Basalo A., Carmona Mejía P. A. How we treat subclinical hypothyroidism in our daily clinical practice. J. Semergen, 2012, № 38, v. 8, pp. 483 – 490.
  3. Ridgway N. D. The role of phosphatidylcholine and choline metabolites to cell proliferation and survival. J. Crit. Rev. Biochem. Mol. Biol., 2013,№1, pp. 20 – 38.
  4. Zeisel S. H. Nutritional Importance of Choline for Brain Development. J. Am. J. Clin. Nutr., 2004, № 90006, pp. 621 – 626.
  5. Zelder F. H., Salvio R., Rebek J. Jr. A synthetic receptor for phosphocholine esters. J. Chem. Commun. (Camb.), 2006, № 28, v. 12, pp. 1280 – 1282.
  6. McRae S., Chen X., Kratz K., Samanta D., Henchey E., Schneider S., Emrick T. Pentafluorophenyl ester-functionalized phosphorylcholine polymers: preparation of linear, two-arm, and grafted polymer-protein conjugates. J. Biomacromolecules, 2012,№13, v. 7, pp. 2099 – 2109.
  7. Milewicz T., Spaіkowska M., Wasyl B., Peіka A., Stochmal E., Pach D., Galicka-Lataіa D., Krzysiek J. The role of thyroid antibodies in the pathogenesis of the infertility and miscarriage. J. Przegl.Lek., 2011, № 68, v. 5, pp. 284 – 286.
  8. Хачатрян Т. С., Киприян Т. К. Изменение суммарной и одиночной электрической активности интернейронов и мотонейронов спинного мозга крыс при гипотиреозе и гипертиреозе.  Ж. Информационные технологии и управление, 2006, № 4 – 3, с. 46 – 51.
  9. Фадеев В. В. Современные концепции диагностики и лечения гипотиреоза у взрослых. Ж. Проблемы эндокринологии, 2004, № 2, с. 1–7.
  10. Шацева Е. И., Кононов Е. И., Суслонова Г. А., Романова Т. Б. Особенности липидного обмена у больных с тиреоидной патологией, жителей европейского севере СССР. 1991, Ж. Терапевтический архив. № 10, т. 63, с. 210 – 212.
  11. Суплотова А. А, Губина В. В, Карнаухова Ю. Б. Скрининг врождённого гипотиреоза как дополнительный метод изучения йоддефицитных заболеваний. Ж. Проблемы эндокринологии,1998, №1, т. 44, с. 15 – 19.
  12. Киприян Т. К., Хачатрян Т. С., Матинян Л. А., Чавушян В. А. Электрическая актив­ность нейронов спинного мозга крыс при действии тироксина, гипертиреозе и гипо­ти­рео­зе. Ж. Вопросы теоретической и клинической медицины, 1999, т. 2, № 7, с. 50 – 54.
  13. Матинян Л. А., Баба­ха­нян М. А., Киприян Т. К., Хачатрян Т. С., Марченко З. И. Срав­ни­тельное изучение частоты сердечного ритма у гипотиреоидных крыс в норме и при действии йодированного мёда и тироксина. Ж. Вестник МАНЭБ, 2006, т. 11, № 8, с. 221 – 223.
  14. Матинян Л. А., Хачатрян Т. С., Авакян А. Э. Фитотерапия различными сортами базилика вызванной активности одиночных пирамидных нейронов коры больших полушарий головного мозга крыс при экспериментальном гипотиреозе. Ж. Вестник МАНЭБ, 2008, т. 13, № 4, вып. 1., с. 121 – 124.
  15. Матинян Л. А., Нагапетян Х. О., Хачатрян Т. С. Протекция сочетанным комплексом тироксина и йодметилата 2 – (диметиламно) этилового эфира – N – (п – метокси­бен­зо­ил) – DL – фенилаланина вызванной активности одиночных мотонейронов спинного мозга крыс при экспериментальном гипотиреозе. В сб. Международная научная конференция «Актуальные проблемы интегративной деятельности и пластичности нервной системы» посвящ. 80 – летию со дня рождения академика НАН РА и чл. – корр. РАН В. В. Фанарджяна, 2009, Ереван, Изд. «Гитутюн» НАН РА, с. 175 – 178.
  16. Топузян В. О., Карапетян И. Р., Хачатрян Т. С. Роль холинового эфира N – бензоил – DL – валина в изменении биоэлектрической активности одиночных мотонейронов спин­ного мозга крыс при экспериментальном гипотиреозе. Ж. Мед. Наука Армении, 2009, № 4, т. XLIX, c. 23 – 29.
  17. Хачатрян Т. С., Арутюнян Э. Ю., Топузян В. О., Карапетян И. Р., Авакян А. Э. Сравнительный анализ действия некоторых производных холина на внеклеточную электрическую активность одиночных мотонейронов спинного мозга крыс в условиях экспериментального гипотиреоза. Ж. Биолог. Журн. Армении, 2010, № 4, т. LXII, c. 12 – 19.
  18. Хачатрян Т. С. Особенности изменения концентрации тиреотропного гормона гипофиза и тиреоидных гормонов в крови у двухмесячных крыс при субклиническом гипотиреозе до и после действия холинового эфира N-бензоил-О-метил-α, β-дегидротирозина. // Исследования в области естественных наук. – Октябрь, 2012. [Электронный ресурс]. URL: http://science.snauka.ru/2012/10/1983
  19. Хачатрян Т. С. Особенности изменения концентрации тиреотропного гормона гипофиза и тиреоидных гормонов в крови у двенадцатимесячных крыс при экспериментальном гипотиреозе до и после действия холинового эфира N-(4-бромбензоил) -α, β-дегидрофенилаланина. // Современные научные исследования и инновации. – Октябрь, 2012. [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2012/10/17937.
  20. Хачатрян Т. С. Изменение концентрации тиреотропного гормона гипофиза и тиреоидных гормонов в крови у шестимесячных крыс при гипотиреозе. Ж. Биолог. Журн. Армении, 2013, № 1, т. 65, с 89 – 92.
  21. Хачатрян Т. С., Топузян В. О.Роль холинового эфира N-(2-метоксибензоил) - О-изопропил -α, β - дегидротирозина в изменении концентрации тиреотропного гормона гипофиза и тиреоидных гормонов в крови двенадцатимесячных крыс при экспериментальном гипотиреозе. Ж. ДАН РА, 2013, т. 113, № 1, с. 69 – 73.
  22. Хачатрян Т. С., Топузян В. О. Особенности изменения концентрации тиреотропного гормона гипофиза и тиреоидных гормонов в крови двухмесячных крыс при гипотиреозе до и после действия холинового эфира N-(2-метоксибензоил) - О-изопропил -α, β – дегидротирозина. Ж. ДАН РА, 2013, т. 113, № 3, с.290 – 294.


Все статьи автора «Хачатрян Тигран Сергеевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: